Loading

Артист Максим Игнатов об интересных случаях на спектаклях и основных проблемах русского кино

Талантливый режиссер и артист Максим Игнатов, начавший свою творческую деятельность еще в школе, рассказал в интервью нашей редакции про свои спектакли, сложности киноиндустрии и возможно ли честным путем стать именитым режиссером. 

Почему вы решили связать свою жизнь с театром?

Все получилось довольно спонтанно. Я был шестиклассником и в один день после уроков позвал парня, с которым мы вместе учились и жили в одном дворе, гулять.  

Он меня еще очень сильно тогда удивил своим ответом, сказал, что не может, потому что у него театралка. Я спросил: «А с каких пор ты вообще туда ходишь?». Он мне ответил: «Ну вот, попросили поучаствовать в постановке, там мальчики очень нужны». Гулять мне очень сильно хотелось, поэтому я решил сходить с ним в ДК и подождать его возле кабинета, пока не кончится занятие.

Долго я ждал, час прошел, полтора. Я не выдержал, заглянул в кабинет и спросил их педагога: «А можно Сашу?». Руководитель театральной студии недолго подумала и предложила мне зайти, после чего уговорила поучаствовать в спектакле в массовке. Вот так, совершенно случайно я оказался в театральной студии, в которую ходил до 11 класса.

После школы встал вопрос о моем поступлении. Так как я больше ничем не увлекался, еще и был круглым троечником, попросил свою руководительницу подготовить меня в театральный вуз.

Тяжело ли было поступать?

Меня очень грамотно подготовили, поэтому я успешно сдал все экзамены и стал студентом Орловского института культуры. Изначально я хотел попасть на актерскую специальность, но в этот ВУЗ на нее набирали раз в пять лет. Поэтому пошел учиться на режиссера любительского театра.

Хочу сказать спасибо, что волей судьбы я попал именно на эту специальность. Потому что профессия актера, по моему мнению, узконаправленная. А режиссер – он универсален. Нас же всему учили, и играть, и ставить, и анализировать, и думать. Как говорил нам один из педагогов: «Артист должен быть «тупой»». Ему сказали, он сделал. Грубо звучит, но так и есть.

Конечно, это очень каторжная профессия и чтобы ею заниматься нужно иметь много воли. Я, на самом деле, преклоняюсь перед хорошими актёрами, они обладают очень подвижной психофизикой, не то, что у меня.

Актер – это пластилин, из которого лепят образ. А режиссер должен как кукловод стоять над всеми и управлять процессом.

Это мышление, а также способность к анализу, очень часто мешает в моей профессии артиста.

Как вы попали в новомосковский театр?

После института, я должен был уехать в Евпаторию преподавать в детской театральной студии. Но дело в том, что с моим образованием довольно редко берут в профессиональный театр, а тут уже на выпускном в институте мне поступило предложение приехать в новомосковский театр на пробы артистом. Я, конечно, не великий актер и природа у меня больше режиссерская, но мне хотелось попробовать себя на профессиональной сцене. Я приехал с двумя однокурссниками и нас всех взяли. До сих пор работаю актером в нашем театре.

Часто ставите спектакли?

Чтобы режиссер получил постановку на профессиональной сцене, нужно выхватить джекпот. А в наше суровое время смотрят и на корочку, и на опыт.

Я не могу приехать куда-нибудь, даже не говорю про Москву, в любой провинциальный город и сказать: «Я режиссер, хочу поставить». Мне с порога скажут: «Кто, кто? Давайте разберемся». И ты будешь доказывать, что ты не верблюд очень долго, поэтому я пока что набиваю руку, когда у меня это получается.

Какие люди становятся режиссерами?

Режиссура — это все-таки тоталитаризм. И в ней очень редко бывает демократия. В основном все те, кто добились успеха шли по головам. Не потому что они так хотели, а потому что жизнь научила и поставила такие условия, что нужно пробиваться. Работать локтями, рвать, грызть и идти вперед.

Например, один из моих бывших учеников учился на режиссера в ГИТИСе. Он мне рассказывал, что на выпуске их руководитель выделил всему курсу, а это семь режиссеров, сто академических часов на то, чтобы они поставили свои отрывки. Сто часов на всех, как хотите, так и делите.

В итоге, что сделал один из них. Он закрылся в аудитории на неделю, взял актеров с курса и ставил там спектакль, кто бы к нему не ломился, никого не пускал, он делал свое дело.

Другой парень понял, что здесь ему нечего ловить, почесал затылок, пошел к другому актерскому курсу и с ними поставил спектакль. Остальные остались ни с чем.

Это с одной стороны, не по-человечески к своим одногруппникам, но с другой стороны, они получили свой урок жизни и стали единственными на курсе, кто смог после выпуска чего-то добиться.

Я не думаю, что остальные режиссеры, которые с ними учились не талантливые. Они просто не прошли той школы жизни, не научились добиваться своей цели несмотря ни на что. А другим плевать на всех и на все, они думают только о себе и готовы обрубать дороги другим.

По мне, этот путь не правильный, но так устроена жизнь. Я знаю, что там наверху меня съедят, поэтому туда и не рвусь. А не съедят того, кто умеет сам кусаться. Я не смогу заниматься творчеством, зная, что я кого-то раздавил.

Ваша лучшая постановка?

Не знаю. У меня тут недавно один коллега спросил: «Как ты думаешь Макс, какая у меня самая лучшая роль в театре?». Я говорю: «Откуда мне знать, как-то никогда не задумывался».

Я думаю, что это главный камень преткновения нашего современного общества. Мы пытаемся сделать лучше, найти эталон, выцарапать его, достать откуда-нибудь, а его нет. Сегодня это оно, завтра другое. Творчество — это всегда создание чего-то нового, мы не стоим на месте. Назвать какую-либо из своих работ лучшей, значит ограничить себя, дать всем понять, что ты умер как артист или режиссер, вешайте меня в рамку, я ухожу.

Были интересные случаи на ваших спектаклях?

Я один спектакль ставил, ну очень он был проблемный. Долго в нем копались, репетировали, пьеса еще малоизвестная была.

На его премьере, я смотрел и думал, вроде все хорошо, но что-то не то. Пьеса называется «Жизнь и Смерть моей подруги», там молодая женщина решает покончить жизнь самоубийством, потому что ее бросил муж. Она таблеток наглоталась и легла спать. В это время к ней приходила то Жизнь, то Смерть, чтобы выяснить кто из них главный.

И в один из показов, у актрисы, которая играла Смерть, порвались колготки прямо перед выходом на сцену. А она если на чем-то зациклится, то ее невозможно успокоить. И все это состояние актриса перенесла на сцену. Она так разозлилась, что дала очень крутой конфликт всему происходящему в спектакле. Получилось что-то божественное. Настолько все актеры прочувствовали это состояние, получилось очень живо. А у нее просто порвались колготки.

Я этот спектакль не ставил. То есть я ставил его, но по-другому. Актриса так его повернула, что все заиграло другими красками и получилось мощно.

Почему не все пробиваются?

Ты должен предать себя, чтобы стать именитым. Не всегда, но в 95% случаев.

У меня одногруппница поступила в Орел, по одной простой причине. Она прошла все экзамены в московский ВУЗ, все было четко. А на последнем туре, мастер выстроил всех девочек и сказал: «Кто хочет на курс, пожалуйста, со мной». Она не смогла переступить через себя и уехала в Орел.

Есть два варианта того, как можно стать именитым человеком. Либо ты  невероятно талантлив и идешь вперед исключительно за счет своего творчества. Либо ты пробиваешься менее честным путем. Это могут быть влиятельные родители, какие-то постельные дела и многое другое.

Этот путь, самый частый, потому что он очень легкий. Именно поэтому мы видим то кино, которое видим. Присутствуем на спектаклях, с которых хочется уйти. Это все что угодно — отмывание денег, подставные схемы, но только не творчество. Потому что, когда ты пришел в профессию нечестным путем, ты будешь заниматься бизнесом и точно не создашь что-то новое и крутое.

Возвращаясь к истокам, к Станиславскому. Они были честны с самими собой, творили ради того, чтобы принести в этот мир что-то новое. Они могли долгие годы что-то репетировать, экспериментировать, а потом просто выбросить это в мусорку, потому что не получилось. Для них, лучше не делать ничего, чем делать что-то для галочки.

Нужно делить творчество и бизнес. Я бы не хотел заниматься бизнесом и создавать что-то вторичное, хотя иногда приходится.

Что бы вы посоветовали творческим людям?

Сложнее всего таким личностям найти себя и остаться собой на протяжении всего пути. В творчестве невозможно не подражать, даже не мечтайте. Ты в любом случае что-то будешь подсматривать, подворовывать. Самое главное не утонуть в этом, пропускать все через себя, менять, добавлять новое, чтобы получилось то, что стоит показать миру и удивить его.

Если вдруг в процессе подсматривания ты увлечешься и пойдешь по легкому пути, забудешь про цель, ради которой все это делается и начнешь просто копировать, заниматься бизнесом, ты начнешь загнивать.

Есть такой исполнитель Бранимир, в одной из его песен звучат очень важные для меня строчки: «Есть горение, а есть гниение».

Когда ты занимаешься творчеством и остаешься собой, ты горишь. Но когда начинается подражательство, а в твоей голове варится куча мыслей и все не твои, в конце концов — сгниешь.

Автор новости Анастасия Тельнова

Подписывайтесь на наш Telegram, там самая оперативная информация


«Поделиться»